Выбор редакции Смотреть весь раздел »

Дмитрий Нечаев: «Прошедшие выборы закрепили в стране «полуторапартийную систему»

День голосования продемонстрировал стремление власти обеспечить прозрачность выборов, но и её неготовность к утрате контроля над процессом

Дмитрий Нечаев: «Прошедшие выборы закрепили в стране «полуторапартийную систему»

Прошедшие в регионах России выборы окончательно закрепили в стране «полуторапартийную систему». По мнению доктора политических наук, председателя экспертного  совета АНО «Институт политического анализа и стратегий» Дмитрия Нечаева, таким термином определяется система, имеющая одну доминирующую и категорию малых партий. Какие ещё интересные итоги принесли с собой прошедшие избирательные кампании? Об этом – наш разговор с экспертом.

Потребность в легитимации

– Дмитрий Николаевич, локальные итоги минувших выборов знают все, кто ими интересуется. Уровень явки, проценты, набранные партиями и кандидатами – эти цифры имеются в открытом доступе. А что принесли прошедшие выборы стране и отдельным её регионам вообще?

– Я полагаю, что одним из основных итогов стало повышение конкурентности выборов. Безусловно, им ещё далеко до той степени соревновательности, которая была присуща выборам в 90-х годах прошлого века. Но если сравнивать их с теми, что прошли в стране в 2011 году, то уровень конкуренции на них возрос значительно. Думаю, это – итог либерализации политической системы, происходящей сегодня в России.

Второй значимый итог – подтверждение моего тезиса о складывании полуторапартийной системы в стране, который я предложил научному и экспертному сообществу ещё в 2006 году. Основными её характеристиками в условиях современной России является наличие доминирующей партии в лице «Единой России» и категории «малых» партий. Причём, надо отметить, что «Единая Россия» в условиях прошедших выборов только упрочила свои позиции. Другой вопрос – насколько честно и прозрачно, но то, что при невысоком проценте проголосовавших она заручилась серьёзной поддержкой населения – это однозначно.

Третий итог – появление двух противоречивых тенденций. С одной стороны, власть попыталась сделать эти выборы управляемыми, с гарантированным и приемлемым для неё результатом. С другой, оппозиционные силы, в том числе и из внепарламентских партий, выдвинули своих сильных кандидатов, вложив в кампанию собственные ресурсы. И в ряде случаев у них это получилось, что станет стимулом для оппозиционных сил в последующем, формируя демократическую конкурентную среду.

– Почему?

– Сам по себе политический режим Владимира Путина нуждается в легитимации. Причём, не столько внутри страны, сколько вне её. Мы можем говорить о том, что он, этот режим, сегодня вполне устойчив и поддерживается большей частью населения, поэтому он не нуждается в повсеместных управляемых выборах. И федеральная власть уже сейчас указывает региональным властям на недопущение прямых фальсификаций итогов, на чрезмерное использование административного ресурса. В будущем процесс усиления прозрачности будет только набирать силу.

– А как эти изменения воспримет население?

– Среди основных социальных групп населения сейчас существует два запроса. Первый из них – запрос на политическую стабильность. Люди не хотят возврата к хаосу 90-х годов с их непредсказуемостью, соответственно, они заинтересованы в консервации существующих порядков, что играет на руку политическому режиму Владимира Путина. В качестве примера реализации первого запроса могу назвать победу на выборах губернатора Московской области, представителя «Единой России» Андрея Воробьёва. Московская область пока остаётся фрагментированной территорией, у которой отсутствует региональная идентичность. На мой взгляд, Воробьёв как и. о. главы региона, был неким символом, способным объединить разношерстные территории области, и благодаря своим связям выстроить позитивное их развитие. Поэтому во многом его победа, несмотря на то, что и там в разумных объёмах применялся административный ресурс, была честной и заслуженной.

В то же время существует и запрос на новые лица. Он свойственен, в основном, креативному классу, сосредоточенному в крупных городах. Именно этот запрос сформировал появление на российской политической арене таких новых политиков, как Алексей Навальный и Евгений Ройзман, получивших серьезную поддержку населения на прошедших выборах. Причём, Ройзмана нельзя назвать в полной мере представителем оппозиции. Он – человек известный среди жителей Екатеринбурга своей борьбой с наркомафией, вписанной, в том числе, в систему правоохранительных органов региона. И народ поддержал его, а не кандидата власти, поэтому в этом городе мы наблюдали такую ожесточенную борьбу между новыми и «старыми» лицами.

Победа – тактическая, поражение – стратегическое?

– А можем ли мы назвать такой же честной и заслуженной победу на выборах мэра Воронежа выдвиженца «Единой России» Александра Гусева?

– С одной стороны, выборы мэра Воронежа прошли тоже с не вопиющим применением административного ресурса. Но с другой – они были полностью управляемыми. Социологические исследования АНО «Институт политического анализа и стратегий», которым я руковожу, показывали на протяжении хода кампании лидерство оппозиционного кандидата Галины Кудрявцевой. За два-три дня до даты голосования уровень поддержки кандидата власти Александра Гусева и кандидата от «Альянса зелёных» Галины Кудрявцевой был практически одинаковым. У Гусева – 39%, у Кудрявцевой – 38,2%. Такие же тренды в политических предпочтениях населениях показывал и ВЦИОМ. Я не беру во внимание данные придворных к облправительству социологических служб. Полагаю, они демонстрировали результаты, исходя из контрольных цифр итогов выборов, которые планировались в избирательном штабе кандидата власти.

Я убеждён, что такой большой разрыв (Александр Гусев – более 43%, Галина Кудрявцева порядка 26%) между кандидатами не отражает реального волеизъявления граждан. Как же такое получилось? Просто за счет усилий региональной и местной власти удалось мобилизовать Александру Гусеву «свой» электорат, который пришёл и «сделал» нужный результат. Поэтому я не могу назвать воронежские выборы прозрачными и справедливыми. Они были просто управляемыми

– Но главное-то для власти, что победа достигнута?..

– Полагаю, так. Однако, одержав победу тактическую, губернатор Алексей Гордеев получил в итоге проблемы стратегического плана. С одной стороны, победил его кандидат, в котором была заинтересована часть региональной политической элиты. Но Александр Гусев, как избранный мэр, во многом будет испытывать серьёзные трудности, поскольку имеет проблему дефицита легитимности. Он не будет рассматриваться ни другой частью элиты, ни экспертным сообществом, как фигура самостоятельная и самодостаточная, в условиях, когда его ассоциируют исключительно как креатуру губернатора, как технического мэра, как некоего всенародно избранного сити-менеджера.

– Разве это плохо, если население поддерживает главу региона?

– Горожане в основной своей массе поддерживают губернатора, но это вовсе не означает перенесение этой поддержки на А. Гусева. И тот факт, что нового мэра поддержало фактически только 10 процентов, подчеркивает неоднозначность политической ситуации в Воронеже, относительно избранного градоначальника. Кстати, уверен, что население миллионного города хотело бы, чтобы мэр проводил собственную местную политику, а не был бы просто заместителем губернатора по городу. Глава администрации городского округа город Воронеж должен выстроить эффективную обратную связь с населением, опираясь на мнение горожан, разрабатывать муниципальные программы развития, исходя из задач города, а не задач с площади Ленина, 1 (здание облправительства). Только так можно будет преодолевать имеющийся у Александра Гусева дефицит легитимности.

– Странен ли, по вашему мнению, тот факт, что представитель КПРФ Константин Ашифин занял лишь третье место, по сути, с самого начала не представляя реальной угрозы для фаворитов мэрской гонки?

– Скорее закономерен. Для КПРФ выборы в целом по России сложились очень неудачно, чему есть ряд объективных и субъективных факторов. Объективный – крайне неудачная дата голосования. Я уверен, что пройди выборы в ноябре или декабре, выдвиженцы партии продемонстрировали бы совсем иные результаты. А основная субъективная причина – выдвижение заведомо слабых кандидатов, уступающих в уровне поддержки не только представителям от власти, но и выдвиженцам от иных оппозиционных структур.

Последнее утверждение, в частности, характерно  и для Воронежа. С самого начала было понятно, что Константин Ашифин не сможет конкурировать не то, что с представителем власти, но и с выдвиженцем «Альянса зеленых» Галиной Кудрявцевой. Прежде всего, это связано с дилеммой: как может быть кандидатом от коммунистической партии бизнесмен-капиталист? Кроме того, много ошибок было допущено штабом Константина Ашифина: начиная от внешнего облика кандидата (яркая клетчатая рубашка), заканчивая программными заявлениями о сотрудничестве с губернатором, представляющим «Единую Россию». Если ты – оппозиционер, то просто не имеешь права говорить о каком бы то ни было союзе с главным оппонентом. Ты должен акцентировать внимание на том, чем ты отличаешься от представителей власти и что будешь делать в случае своей победы.

Все эти факторы вместе сыграли с Константином Ашифиным злую шутку. Он набрал минимум из того, что могла набрать партия в областном центре. Если взять выборы в Госдуму 2011 года, то компартия по Воронежу занимала лидирующие позиции, набирая 30-32 % голосов. А Ашифин в 2013-м – почти на 10% меньше. Это говорит о том, что ставка коммунистов Воронежской области на конкретного кандидата в избирательной кампании в городе была неправильной. При всём при том, что Константин Ашифин – очень способный и достаточно перспективный региональный политик.

– Но всё, о чем вы говорите касаемо Воронежа, это – проблема лично Ашифина, или КПРФ в целом?

– Рискну предположить следующее. КПРФ в каком-то смысле находится в кризисе идентичности. И в Воронеже – в том числе. С одной стороны, региональное представительство партии заявляет о принадлежности к оппозиции, для которой характерна борьба с «антинародным» режимом. С другой стороны, КПРФ в регионе, как никакая другая партия, контролируема и управляема со стороны правительства Воронежской области. Если такую соглашательскую позицию реготделение займёт и на губернаторских выборах, то можно будет говорить о том, что реальной второй партии в полуторапартийной системе на территории Воронежской области не существует. Вообще же, КПРФ с приходом на пост первого секретаря реготделения в Воронежской области Сергея Рудакова утратила свои позиции и влияние в регионе по сравнению с 90-ми годами прошлого или началом первого десятилетия нового века.

О политических пенсии и репрессиях

– Как известно, в Воронеже выборы главы города завершились не только победой Александра Гусева, но и арестом семилукского мэра Николая Маркова, также претендовавшего на пост воронежского градоначальника. Как вы считаете, есть ли взаимосвязь между этими событиями?

– Ситуация с мэром Семилук и активистом Народной партии Николаем Марковым не только странная, но и сомнительная. Я имею в виду то, что на протяжении нескольких лет и региональная власть, и правоохранительные органы видели, что происходит в Семилуках, но ничего не делали. Причём, я далёк от того, чтобы видеть Маркова каким-то святым. Он – такой же грешник, как и большинство мэров и руководителей муниципальных районов. Но я хочу подчеркнуть: у меня большие сомнения в том, что Марков – самый большой грешник среди всех руководителей органов исполнительной власти в Воронежской области. Есть грешники и пострашнее, но они пока находятся не в СИЗО, а на руководящих постах: среди глав муниципальных районов, руководителей Воронежской области и т. д. Но возникли вопросы именно к нему. И это не случайно, власть избавляется от политических конкурентов, в том числе используя технологии «репрессивной толерантности».

Правоохранительные органы совершили большую ошибку, арестовав его именно при завершении политической кампании. Учитывая особенность момента, в это сугубо криминальное дело начинает вплетаться политическая составляющая, что делает Маркова жертвой уголовного преследования по политическим мотивам. Правоохранительные же органы в данной ситуации показали свою ангажированность, и арест мэра Семилук бросил тень, как на них, так и на всю систему региональной власти. Работать с коррупционными проявлениями ведь надо не только в момент выборов, но во все время исполнения своих полномочий. Тогда не будут возникать такие двусмысленные ситуации.

– И последний вопрос. Существует мнение, что выборы 2013 года станут венцом политической карьеры «серебряного» призёра мэрской гонки, депутата Воронежской городской Думы Галины Кудрявцевой. По вашему мнению, не преждевременно ли её списывают со счетов?

– Я думаю, что Галина Александровна смогла собрать максимум из того, что можно было в этих условиях. Пусть её критиковали за возраст, но он не помешал ей мобилизоваться лучше, чем любому другому кандидату на пост мэра Воронежа. И пройди выборы на пару месяцев позже, не будь они такими управляемыми, я не исключаю возможности того, что в Воронеже впервые за всю его многолетнюю историю появилась бы женщина-мэр. То, что Кудрявцева в такой ситуации смогла оказаться второй, является для неё серьёзным успехом, который только придаст ей дополнительных сил. Поэтому я не стал бы заранее сбрасывать со счетов этого политика. Уверен, что в ближайшее время она еще выступит с серьёзными политическими заявлениями.

07.10.13
Иван Надвоицкий
журналист, г. Воронеж
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Больше интересных новостей в Telegram-канале «u24.news - новости Калуги и Обнинска». Подписывайся!
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Новости Калуги
Смотреть все «Новости Калуги» »
Выбор редакции Выбор редакции Смотреть весь раздел »
X
Новости Калуги Новости Обнинска Аналитика От первого лица Блоги • О высоком • Ресторанная критика Авторы Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии