☕ Ультрамариновый Кофе для Калуги и Обнинска

За чужой счет

Наболело! Целых 2 месяца пыталась понять, почему эта катастрофа случилась именно в нашем подъезде? Потом поняла: подъезд ни при чем, кругом творится то же самое, только в других масштабах. Но – обо всем по порядку.  В нашем подъезде…

За чужой счет

Наболело! Целых 2 месяца пыталась понять, почему эта катастрофа случилась именно в нашем подъезде? Потом поняла: подъезд ни при чем, кругом творится то же самое, только в других масштабах. Но – обо всем по порядку. 

 В нашем подъезде поселилась кошка с новорожденными котятами. Не сама, конечно, въехала на ПМЖ, соседка принесла в коробочке с улицы. «Они совсем крохотные! Подрастут на мамином молоке, я их в деревню отвезу», - объяснила она нам. Все стерпели – ну, не звери же, в конце концов!

Сразу оговорюсь: сама я до боли в мозгах и сердце жалею бездомных животных всех мастей и «калибров». С малолетства тянула маму не в магазин за куклой, а в близлежащие гаражи, к стае собак. Так что к котятам прониклась самыми нежными чувствами, хотя и понимала, чем эта затея обернется.

Через месяц в подъезде началось что-то неописуемое. Вернее, сильно «описуемыми» оказались все полы и коврики, углы и лестница. Утро начиналось с первобытного вопля какого-нибудь соседа, который, спеша на работу в начищенных штиблетах, вступал в «енто самое», едва переступив порог. Матерная брань разносилась с первого по пятый, вне зависимости от того, на каком этаже и какой именно сосед «вляпался в неприятности». Народ перестал заводить будильники – без них просыпались очень даже рано.

Вскоре к воплям соседей присоединился возмущенный собачий лай – все псинки, проживающие в квартирах, не могли спокойно почивать на своих матрасиках, когда совсем рядом, за дверью, прохаживаются биологические враги. Своим двум псам пришлось купить намордники и «строгие» ошейники, чтобы без эксцессов выйти на улицу. Вонь стояла – глаза резало от запаха мочи и хлорки, которой другая соседка упорно (но тщетно) пыталась вывести кошачье амбре. Котята, в количестве пяти штук, разгуливали по всему подъезду, дамочка, которая их тут поселила, работала сутками, а потом отсыпалась.

И однажды я не сдержалась! «Ольга, будьте так добры, уберите сегодня весь подъезд и отвезите котят в деревню!». Когда услышала ответ, не поверила своим (не таким уж и старым) ушам: «А че вы раскомандовалась? Подъезд убирать не буду, я тут квартиру снимаю! А в деревне и так кошек хватает!». На мое жалобное блеяние: «Забирайте их оптом в квартиру, там и ищите хозяев!» получила ожидаемое: «Я че, больная?».

Итак, счет открыт: за счет нервов, обоняния и слуха жильцов всего подъезда сделала «доброе дело», помогла котятам выжить.

Выхожу утром на улицу с псом, в жилах которого течет кровь сибирской лайки и помоечного предводителя бродячей стаи. Сосед (приличный дядечка, годов пятидесяти) заговорщицки подмигивает: «Спусти его с поводка, пусть он всех передушит! Тебе весь подъезд «спасибо» скажет! О-па! Второй любитель въехать на чужом горбу в рай.

В этот же день позвонила старейшая жительница подъезда, баба Нюра, и сообщила безапелляционно: «Мы тут посовещались и решили: звони в службу очистки города, пусть приедут и всех перестреляют!». Ошарашенная, поинтересовалась, почему я? «Ты журналист, должна осознавать ответственность перед обществом, должна приносить благо людям!»… Баба Нюра во времена оные была парторгом на заводе, тут-то и вспомнила свою боевую юность.

Ну вот, «бог троицу любит», как говорится.

Закончилось все очень печально. Двух котят загрызли бродячие собаки, двух задавили колесами автомобилей. Так и лежали маленькие трупики посреди двора, пока одного не убрал мой супруг, второго соседка (в квартире у которой живут 2 кошки), остальных – дворничиха. Последний котенок куда-то пропал. Все жалели котят, рука не поднималась вызвать «службу очистки», чтоб не брать грех на душу – каждый мечтал, что это сделает кто-то другой. Не заблуждаюсь на свой счет, я оказалась в их числе. К себе взять не могла, искать им хозяев времени не было. Стыдно.

В самом начале я упомянула о том, что подобное происходит в широких масштабах, повсеместно. Как и где именно? Возьму только один день.

Звоню участковому полицейскому, представляюсь честно – журналистом, и сообщаю, что в нашем дворе мусоровоз не может подъехать к контейнерам, потому что вокруг них машины стоят. «Звоните в ЖЭО и отдел административно- технического контроля». В отделе контроля направляют в пресс-службу городской администрации и убедительно просят упомянуть о том, что с разрешения пресс-службы мне обязательно помогут. В пресс-службе, естественно, просто не понимают, «где они, а где моя помойка», и переадресовывают в префектуру моего района. В префектуре желают видеть мое письменное заявление с подписью и предупреждают: «Тогда придется составить акты на всех соседей, которые поставили машины в неположенном месте, но вам тогда житья не будет». В ЖЭО посылают… Просто посылают.

С каких пор в нас прочно поселилось это – «кто угодно, только не я!»? Думала-думала и вспомнила: хранится еще в родительской квартире нагрудный значок, модный, купленный на базаре в конце 80-х. «Моя хата с краю», - штамповали некие «коопператоры». А мы смеялись, покупали, цепляли на себя и ходили с этим клеймом по улицам. Досмеялись…

05.10.12
Екатерина Вулих
журналист, Рязань
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Комментарии
Новости
Смотреть все Новости »
Комментарии
Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

Выбор редакции

+
...и еще материалы
X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии