☕ Ультрамариновый Кофе для Калуги и Обнинска

Почему пистолет в России стал «резиноплюем»

Отказываясь от разрешения огнестрельного оружия, российские власти делают своих граждан беззащитными перед криминальным беспределом

Почему пистолет в России стал «резиноплюем»

Многие сегодня стремятся приобрести травматическое оружие, стать владельцем настоящего «ствола». Когда же первая радость проходит, народ дает крутому стволу совсем другие имена: «резиноплюй», «жвачкомет», ну и еще некоторые, где фигурирует метание контрацептивов…  В чем же причина разочарования?

В США, известных своим либеральным оружейным законодательством, есть расхожая поговорка: «Оружием владеют свободные, рабы – никогда». Законодатели других стран предпочитают руководствоваться иной пословицей: «дураку дай волю, себя загубит» и там ношение оружия запрещено вовсе. А что же Россия? Как водится, застряла где-то посередине.

У нас разрешено охотничье оружие различных типов, а вместо пистолетов и револьверов предлагается травматическое оружие или «резинострел». Здесь то и начинаются проблемы.

Во-первых, отечественный травматик очень ограниченно эффективен в качестве оружия самообороны. Закон запрещает поднимать мощность самооборонного патрона выше 91 джоуля (не дай Бог, преступники поранятся). Для сравнения: у охотников есть упрощенное правило - для уверенного поражения дичи необходим патрон с 10 джоулями энергии на каждый килограмм ее веса. Так что если вас одолевают 10-килограмовые бандиты, резинострел – ваш выбор. Очень часто нападающие просто не замечают, что в них попали, особенно зимой, в толстой одежде.

В то же время, при попадании в глаз, висок и другие уязвимые места энергетика патрона достаточна для тяжких повреждений и смерти нападавшего. Поскольку это почти гарантированная статья, остается стрелять в уязвимые, но несмертельные места, например в колено. Но на такое способны только истинные фанатики, за плечами которых долгие месяцы тренировок. В стволе травматика есть специальные вставки, которые не дают стрелять твердой пулей и заодно на корню убивают точность… Зато большинство производителей делают травматическое оружие максимально похожим на боевые образцы. Это льстит самолюбию покупателя и помогает опустошить его кошелек. 

Все, о чем я говорил, и есть корень проблемы. Травматическое оружие для россиян – интересная игрушка, которой вроде бы и убить-то нельзя. Поэтому можно размахивать им на месте ДТП, в ночном клубе, палить в воздух на свадьбах.

Расскажу один случай, который сразу снимет все вопросы. Встретил я однажды в магазине гражданина, который покупал на одну лицензию сразу пять травматиков, и все одинаковые. Я вместе с продавцами удивился: зачем столько? Так вот: они с друзьями  так развлекаются – берут резинострелы, надевают ватники и фуфайки, маски противогазные и начинают воевать. По его словам, ощущения острые, а из последствий только синяки. Тут, как говорится, комментарии излишни. Сразу видно, что это за «оружие» и какое к нему отношение…     

У проблемы есть и вторая сторона – специфика отечественного законодательства. У российских властей явно повышенный интерес к оружейной теме – со времени принятия в 1998 году Федерального закона «Об оружии» изменения и дополнения в него вносились аж 35 раз. Чаще двух раз в год. В итоге получилось вот что: «граждане Российской Федерации могут применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости». На практике это означает, что стрелять можно только при групповом нападении (это двое и более человек) или явной угрозе жизни и здоровью.

Внимание, совершенно законная самооборона в России выглядит так:

Подходит к вам пара человек, скажем, с топорами и говорят: «Мы вас, уважаемый, хотим этими топорами зарубить прямо здесь и сейчас». А вы им: «Извините, я на законных основаниях имею оружие самообороны и намерен его применить против вас». После этого с расстояния не менее одного метра вы производите выстрелы (ни в коем случае не в голову, и строго сертифицированным патроном). Далее вы оказываете помощь пострадавшим и вызываете полицию, которой сдаете оружие, подписываете протокол и ждете повестки. За всем этим цирком должны наблюдать несколько свидетелей, которые потом подтвердят ваши слова. И все равно хорошо бы предварительно  получить пару ударов, чтобы угроза здоровью не вызывала сомнений. 

Часто начинающие владельцы травматика думают, что стоит лишь достать «крутой ствол» и у всех сразу коленки задрожат. В США, где на руках огромное количество боевых образцов это, может быть, и так. А в России травматик встречается куда чаще боевого. Были случаи, когда преступники нападали на силовиков при оружии, но в гражданском.  И они лезли на боевой пистолет, принимая его за «резиноплюйную  игрушку» и получали заслуженную пулю.  

Таким образом, в российских реалиях травматическое оружие ставит человека перед выбором: стрелять в корпус или в голову, что часто означает: быть убитым или сесть в тюрьму. Свой выбор есть и у нападающего: успешно навалять жертве (шансы здесь велики – пистолетик-то не настоящий) или отправляться в страну вечной охоты… Самое главное: травматик не вынуждает преступника отказываться от преступления, он плодит уголовников и трупы. Поэтому есть страны, где боевое оружие разрешено, а он запрещен. 

У легализации настоящего боевого короткоствольного оружия в России есть очень много противников. Я же берусь утверждать, что именно боевой короткоствол реально предотвращает преступления. Если каждый преступник будет знать, что даже старушка может иметь при себе оружие, то он 300 раз подумает, а может, и встанет на путь исправления. Это подтверждают данные опросов, проводившихся в тюрьмах США. 90% тамошних уголовников отказалось бы от преступления, если бы просто предполагали наличие оружия у жертвы. Во всех странах, где проходила легализация, преступность не исчезала, но снижалась стабильно.

Возьмем другой пример – в Англии, где с 1997 года гражданам запрещено всякое оружие, за семь лет число преступлений с применением насилия выросло на 88 процентов; число вооруженных ограблений – на 101 процент; число изнасилований – на 105 процентов и убийств – на 24 процента. Показательно, что 53% английских ограблений происходят, когда кто-либо находится дома, в Америке таких только 13%, а грабители честно признаются, что боятся вооруженных домовладельцев больше, чем полиции. Разъяренный хозяин прав зачитывать не станет…

А как же случаи, когда спятившие стрелки расстреливали сограждан? А они расстреливали сограждан безоружных. Вот ненавидите вы своих коллег по работе, бывает такое. Казалось бы, переубивал бы их… А если каждый сидит со стволом в кобуре, какая будет у вас на работе атмосфера? Правильно, подчеркнуто вежливая. 

Удивительно, что люди этого не понимают. Так ведь всегда было. В Средние века, к примеру, существовали замкнутые воинские сословия – рыцари и Европе или, скажем, самураи в Японии. И каждый по долгу службы почти постоянно ходил при оружии и умел им пользоваться. Очень быстро в этой среде возник свой кодекс поведения – рыцарский или бусидо, основанный (внимание!) на взаимоуважении и вежливости. Оно и понятно, если бы самураи посылали друг друга по матери, они бы очень быстро кончились. Интересно, что на простолюдинов, оружия не имевших, кодекс не распространялся, а вот отступника, кодекс сознательно нарушавшего, убивали, порой в ходе ритуального поединка – дуэли.

Но это пример из дальней истории. А что противники оружия слышали о ядерном сдерживании, которое уже многие годы удерживает мир от третьей мировой?

07.11.13
Александр Коротышев
Аналитик, кандидат исторических наук, доцент Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Комментарии
Новости
Смотреть все Новости »
Комментарии
Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

Выбор редакции

+
...и еще материалы
X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии